29 июня 2011 / Larisa

Казан (из жизни вещей) - продолжение 1

Только-только начали марафон рецептов – все участники должны были по очереди рассказывать технологию приготовления какого-нибудь блюда, не повторяясь, как на складе появились люди и стали разносить утварь по машинам. Каждая отправлялась в какой-то магазин, на рынок или даже в другой город. Нашему казану очень хотелось попасть на рынок, проснувшаяся память предков рисовала в сознании лотки с репой, пирамиды айвы и горы помидор, воссоздавала неповторимые смеси запахов от специй, впечатляла шумом и оживлением людской толпы. Казан надеялся попасть на рынок, чтобы самому увидеть прилавки, нагруженные овощами, принюхаться к специям, выделить в смеси запахов отдельные пряности, послушать разговоры торговцев, расхваливающих его достоинства. Но не повезло. Казан вместе с десятком блинниц отправился в магазин «Тысяча мелочей», о котором так мечтали солидные гусятницы. О хозяйственных магазинах он мало что знал – все-таки его предки редко продавались в такой изнеженной атмосфере, поэтому здесь он с удивлением смотрел по сторонам. Так, с некоторым недоумением он отметил, что в магазине было огромное количество беспамятных приспособлений – то ли их история была коротка, то ли материал, из которого они были сделаны, не возвращал память. Поблизости стояли стопки алюминиевых кастрюлек, которые не имели никакого представления о своем предназначении, что, правда, не мешало им тараторить не переставая. Около «настоящих» блинниц присоседились «фальшивые», так их определил казан – с тонкими стенками и дном, покрытые несколькими слоями непонятного материала. Их фальшивость сразу бросалась в глаза, но они высоко задирали нос и говорили, несколько бессвязно – память пошаливала – о новых технологиях на кухне и нудно рассказывали коротенькую историю существования своего вида. Еще недалеко стояли иностранные родственники казана, но, на его вкус, они были слишком чужие и слишком гламурные – сделанные из литого алюминия, с титаново-керамическим покрытием, покрашенные снаружи – типичные представители западного общества потребления, где вещь продается не за свои внутренние качества, а за то, как она выглядит снаружи. Так что единственными родственными душами на полках были те самые «настоящие» блинницы, но они были так запуганы «фальшивками», что очень переживали, что их не выберут и как заклинание повторяли: «хорошо нагреться, удерживать тепло, распределить жар по всей поверхности; хорошо нагреться…». Уже через день после приезда казан мечтал о том, чтобы его побыстрее купили. На него с интересом посматривали многие покупатели, подходили, с уважением в голосе говорили: «О, казан!», осматривали со всех сторон, но не брали. Во-первых, на него поставили цену на порядок выше той, по которой он вышел с завода, а во-вторых, покупателей пугала его кажущаяся неповоротливость на фоне изящных линий иностранных родственников. Но, наконец, пришел день, которого казан так ждал – его забрали из магазина. Правда, как и всегда в жизни, радость оказалась не полной, потому что казану не понравились его хозяева. Молодая пара зашла купить ковшик и, как и все, остановилась перед казаном. Как и все, сказали: «О, казан!» и стали с интересом осматривать. Муж, его звали Олег, вспомнил, что недавно читал блог одного фанатичного любителя узбекской кухни и стал вспоминать, каким должен быть хороший казан. По размеру он небольшой – всего семь литров, но для готовки на кухне это самый подходящий вариант, а на дачу они редко ездят. Тяжелый, широкий, с толстыми стенками – такой хорошо распределяет и держит тепло. Небольшое ровное дно – значит, будет устойчив на плите. Внутренняя поверхность гладкая, без рытвин – еда не будет прилипать. Олег любил по выходным похозяйничать на кухне, приготовить какое-нибудь необычное блюдо и пригласить друзей, и сейчас он представил, как ловко будет орудовать казаном. Он обратился к Маше, жене: - А давай его купим! Маша соответствующий пост не читала, и поэтому сомневалась в необходимости такой покупки: - И что мы в нем готовить будем? - Да говорят, он для всего подходит – и картошку можно жарить, и суп варить, а еще мы научимся делать настоящий азиатский плов! «Какой это еще «азиатский»? Нет такого, – встревожено подумал казан, - Лучше идите-ка подальше со своим ковшиком». Но его судьба была решена. Олег стал показывать Маше, какой казан тяжелый да ладный, Маша была уже голодная, так что и ей захотелось попробовать чего-нибудь вкусного из «волшебного горшочка», как она его окрестила. Пара тут же купила стеклянную крышку, она неплохо подошла, хотя самому казану показалось обидным, что они так быстро ее выбрали, и еще спустя некоторое время во время готовки он все пытался сбросить ее, демонстрируя, что она ему, якобы, не подходит. Так начался третий, самый счастливый период жизни казана.

КОММЕНТАРИИ

Visual verification
Пока нет комментариев