28 февраля 2014 / zeytinka

Кулинарный путь к сердцу

Эта история произошла несколько лет назад. Мне оставались считанные дни до переезда в Москву, где я хотела продвинуться в карьере и совсем не думала о личной жизни. Вот так, в последние дни в родном городе, когда уже нет никаких планов, а просто готовишься к встрече Нового Года с друзьями, собираешь потихоньку вещи и думаешь о новой работе, подруга попросила меня побыть переводчиком на переговорах с инженером, приехавшим из одной восточной страны. После переговоров мы разговорились с этим молодым человеком, и он сказал, что ему интересно, как же празднуют в России Новый Год. Не задумавшись ни на секунду (скоро ведь все равно уезжать!), я пригласила его отпраздновать этот Новый Год с моими друзьями. Восточный гость согласился, но попросил разрешения принести свое блюдо на праздничный стол в качестве благодарности. И вот – утро 31 декабря. Он звонит мне и просит сообщить адрес, куда прийти с продуктами для этого самого блюда. Из вежливости зову его к себе домой, к друзьям идти еще рано. На кухне он выкладывает баклажаны, несладкий йогурт, чеснок и петрушку. Что же это получится в итоге? Раньше я ела только нарезанные кружочками и обжаренные баклажаны, но здесь явно затевается что-то другое... Мой гость просит принести керамическую плитку, зажигает газовую конфорку и... кладет плитку на огонь! Я в ужасе бегаю вокруг него – что он собрался делать, что это за странная конструкция на моей кухне?? Он, не смущаясь, кладет на плитку целый баклажан и включает посильнее огонь. Радостно заявляет мне – ну все, через час будет готово! Час?? Да тут все сгорит и вообще, где это он видел, чтобы так готовили?? Намекаю ему про кастрюлю, сковородку, духовку, в конце концов... Нет, говорит он, никакой современной техники, надо именно так, вот можно было бы дома развести костер, было бы еще лучше... Я задумываюсь – может он готовит впервые в жизни и просто изобретает на ходу? А может у них там, в восточных странах, и кухонь-то нормальных нет, и все вот так – на костре, как в древние времена? Он уверяет, что готовил это блюдо много раз, и кухни есть приличные, а просто на костре вкуснее всего. Ну что же... За тот час, пока пекся баклажан, я успела успокоиться, смирилась с кулинарными особенностями этого молодого человека и поила его вкусным чаем с конфетами. Через час мы очистили баклажан от сгоревшей кожицы, положили его в миску, добавили йогурт, растительное масло и чеснок, а потом всю эту смесь измельчили блендером. Точнее, все это делал он, а я не сопротивлялась и подавала ему блендеры, ножи и вилки. Он выложил получившееся пюре на плоское блюдо и попросил меня украсить сверху листиками петрушки, как бы впечатывая их в пюре в виде орнамента. Закончив всю эту эпопею с баклажанным салатом (так, кстати, называется это блюдо), пережив столько стресса, насмеявшись за чаем и изобретя новые мотивы из листиков петрушки, я посмотрела на него еще раз – подольше и повнимательнее... И поняла – вот с этим человеком мне никогда не будет скучно или страшно, он умеет и успокоить, и развлечь, и помочь. Ну а дальше... Наш баклажанный салат всем понравился, в Москву я не поехала, мы женаты уже много лет, подрастает сын, а на новогоднем столе каждый год в центре стоит баклажанный салат – и обязательно с орнаментом из петрушки!

Загрузка...
КОММЕНТАРИИ
Пока нет комментариев