30 августа 2012 / Malva

Жаркий день в Лангедоке

В этом году наша группа «любителей вина», воспитанная Валентиной Грандане, увидела и попробовала на вкус Лангедок и Руссильон. Лангедок и Руссильон – это, конечно, Франция. Но не совсем. Эта приграничная область – древняя Окситания - столетиями переходила из испанских во французские руки и наоборот и даже была частью королевства Майорки. До сих пор у нее особый характер, особый язык (наречие) – окситанское, стойкая память о средневековой вере катаров и крестовом походе против них. Даже сорта винограда здесь иные, не те, что обычно на слуху. Марсанн, Руссанн, Кариньян, Гренаш блан и еще более редкий Гренаш Гри, а то и вовсе – Пикпуль ). Однажды жарким летним днем мы преодолели почти 200 метров крутого подъема к развалинам средневековой крепости Монсегюр...

Но начался этот день прогулкой по виноградникам Rive-Blanque с хозяйкой винодельни Кэрил Панман.

Знакомьтесь: ирландка Кэрил и ее муж голландец Йен, очарованные Лангедоком, приобрели Rive-Blanque в Лиму 12 лет назад и прошли за эти годы путь к заслуженному успеху.

Хозяйство небольшое, 22 га, производит примерно 100 000 бутылок в год. Но каких бутылок! На краю виноградника после прогулки нас ждал сюрприз – великолепное освежающее игристое Blanquette de Limoux.

После восторженного отзыва авторитетнейшей в мире вина Дженсис Робинсон, после похвал в журналах «Decanteur» , “Wine Enthusiast”, после обильного урожая золотых и серебряных наград разнообразных винных конкурсов, что я смогу добавить от себя? Пожалуй, что хотела бы еще когда-нибудь начать ясное солнечное утро этим свежим, абсолютно элегантным вином с чуть ощутимым ароматом зеленых яблок. И если иногда цена шампанского способна ударить в голову посильнее, чем углекислый газ волшебных пузырьков, то соотношение цена/качество в данном случае так же элегантно и приятно сердцу и уму, как и содержимое бокала.

Кэрил рассказала, что в их хозяйстве выращивают Шардонне, Шенен блан, немного – Совиньон блан, но ее любимый сорт – старинный Мозак (Mauzac), первые письменные упоминания о котором относятся к 1525 году. Собирают Мозак в октябре, не позже 5-ти часов утра и тут же сортируют вручную, пока ягоды не успевают согреться. Руки мерзнут, но не только красота требует жертв, хорошее вино - тоже. Местное название сорта Мозак – Бланкетт, так же называется игристое вино из Лиму, поскольку основа купажа – Мозак (Бланкетт). В открытых для нас бутылках бланкетт на 90% состоит из Мозака, остальное - Шардонне и Шенен Блан. До сих пор виноделы Лиму ведут отчаянные споры с коллегами - соперниками из Шампани за первенство в открытии технологии игристых вин. Утверждают, что это сделали доминиканцы в местном монастыре за 100 лет до Дом Периньона, и есть тому письменное свидетельство. Тем не менее, в общественном мнении пока выигрывает Шампань. Может, просто берут числом )? Энтузиасты сорта Мозак, Панманы рискнули выпустить сухое вино Оccitania из 100 % Мозака. В первый год им не удалось продать ни одной бутылки. Но они не отступили и были вознаграждены за это очередным набором престижных наград и восторженных отзывов. Теперь авиакомпания KLM выбрала Оccitania в качестве «домашнего вина», правда, под своей этикеткой. Присоединяюсь: мне очень понравилась ненавязчивая прелесть этого вина, его гибкость и возможность сочетания с разнообразной едой. С собой я увезла бутылку “Lagremas d’Aur” - «Слезы золота» в переводе с окситанского, из 40% Мозака и 60% Шенен блана позднего сбора. Промозглым зимним вечером в компании этой бутылки приятно будет вспомнить жаркий август. Местная знаменитость – Брюно - не то был опечален неизбежным прощанием с нами, не то устал от слишком экспансивного проявления наших восторгов )

А теперь – Монсегюр! Та самая крепость, где 10 месяцев выдерживали осаду крестоносцев короля Франции так и хочется сказать – последние защитники веры катаров. Но нет, они были не последними, а предпоследними. Оплот самых последних – Кверибюс , который нам тоже удалось увидеть, - продержался на 10 лет дольше. Но это как шампанское и бланкетт – чья легенда сильнее владеет умами. Перед тем, как карабкаться к знаменитым развалинам , мы подкрепили тело и дух в деревенском ресторанчике – хостеле в деревне Монсегюр. Сейчас деревня расположена намного ниже своей средневековой предшественницы, но по-своему очаровательна.

Несмотря на жару, для нас разожгли очаг и зажарили в нем форель. Повар орудовал настолько быстро, что еле-еле удалось хоть что-то зафиксировать на память.

На закуску – салат и тост с козьим сыром и медом, все взято у своих, местных, неподалеку. Трогательный цветок настурции для украшения и пользы.

Съесть еще и десерт отважились немногие, помня о предстоящем марш-броске. А так хотелось мороженого с фиалковыми и розовыми лепестками... Подьем на вершину Монсегюра дался не всем. Самые выносливые были награждены освежающим теплым летним дождиком.

Правда, спускаться по скользкой тропе стало тоже делом нелегким. Во время подъема и спуска волей-неволей пытаешься понять, как же жили на этой вершине в средние века? Как доставляли на нее камни для кладки крепости, как протекала обычная повседневная жизнь? Деревушка ХII века примостилась вокруг замка, но от нее не осталось и следа. Осталась только память о тех 200-стах настолько преданных своей вере мужчинах, женщинах и детях, что они предпочли смерть на костре отречению и переходу в католицизм. И шли на костер с песнями и молитвами. Жестокие были времена, жестокие. Наши гуманнее? Но не будем о грустном в такой замечательный день. Вечером нас ждал отличный ужин и приятная прогулка по ночному городку Квийану.

КОММЕНТАРИИ

Visual verification
Malva Malva 1 сентября 2012

Спасибо за похвалу, cotbegemot! Каждый раз такое количество впечатлений и вполне конкретного материала впридачу, что просто необходимо как-то выплеснуть на вас ) Бывает в жизни везение, и одно из них лично для меня - это Валентина, у которой довелось учиться. Для "винных" поездок она много лет назад выбрала сотрудничество с небольшой французской фирмой. Владелец фирмы и наш бессменный гид - Петер Пекарек - человек вликолепно образованный и просто "нашпигован" гуманитарными знаниями. Винодельни выбирает Валентина , и она умеет добиваться, чтобы нас приняли даже там, где группы в 25 человек не принимают в принципе. В результате каждая поездка превращается в "мои университеты". А собаки - это моя слабость ;)

cotbegemot cotbegemot 1 сентября 2012

Malva, спасибо! И всегда-то у Вас репортажи интересные, и фото с настроением! В этот раз еще в придачу порадовали собачьим портретом. Вот дивный! )) 7обжор, спасибо за исторический комментарий! А вот заодно бросается в глаза, что - пусть и для "искоренения ереси", но все равно Тулузский университет в 13 веке основали. Имхо у некоторых даже борьба с ересями давала вот такой хороший побочный эффект, даже и в 13 веке. Жалко, что не у всех. Но эта грустная мысль уже не имеет отношения к Лангедоку. )

Malva Malva 1 сентября 2012

Да-да ), их можно съесть.

Bonita Bonita 1 сентября 2012

Для вкуса.)

1 сентября 2012

простите, а цветок настурции для какой пользы, кроме эстетики ?:/

Malva Malva 31 августа 2012

Спасибо, я постараюсь.

Malva Malva 31 августа 2012

Техническая ошибка вышла, это Вы извините. Легенде о Святом Граале, хранившемся в Монсегюре, способствовало предание о том, что в ночь перед сдачей Монсегюра его покинули 2-е катарских монахов. Зачем, с какой целью? В то время, как остальные члены общины решились умереть, эти монахи не могли быть предателями, как считалось. Значит, у них была важная задача. Предупредить других о падении Монсегюра? Но предупреждать было уже практически некого... Догадки бродят до сих пор. истина неизвестна.

7обжор 7обжор 31 августа 2012

Простите, не понял Ваш комментарий.

Malva Malva 31 августа 2012

7 обжор. спасибо за развитие темы! Как всегда у Вас, очень основательно. Мне, честно говоря, после этой поездки и углубления в тему словосочетание "катарские ереси" хочется заменить "религией катаров". Учение о дуализме человеческой природы они внятно обосновывали, их обычаи были весьма привлекательны, особенно для низших сословий. Ну а аристократия , если и не исповедовала те же взгляды, то сочувствовала им и немало использовала в собственных вполне земных интересах.

7обжор 7обжор 31 августа 2012

Отличный репортаж, большое спасибо! Фотографии великолепны, особенно первая. Это очень знаковое место в истории Европы. Оплот катарской ереси, многочисленные общины еретиков-вальденсов. В этих краях проповедовал святой Доминик, на этих землях христиане впервые пошли крестовым походом на христиан. Здесь были заложены основы могущества Доминиканского ордена и создана инквизиция.. Катарские монахи и монахини принявшие смерть на костре на «Prat dels Cremats» Поле Сожженных, всего небольшая горстка из почти миллиона человек уничтоженных за два десятилетия крестовых походов против катаров. Какие имена связаны с эти замком! Его владелицей была великолепная Эсклармонда де Фуа - вождь и духовный лидер катаров, столь же великая как Жанна д,Арк. Ей противостоял герой крестовых походов Симон де Монфор, граф Лестер - человек невероятной отваги, честности и жестокости. Замок был осаждён крестоносцами летом 1243 года и пал весной следующего года. Местоположение замка уникально с точки зрения фортификации и его обороняло менее сотни человек, успешно противостоя многотысячной армии. После захвата замок по распоряжению римского папы бал разрушен до скального основания. Самая распостранённая на сегодняшний день версия - в Монсегюре хранились величайшие христианские святыни, в том числе Святой Грааль. То, что мы видим на фотографии - цитадель более поздней постройки. Есть мнение, что до правителя Лангедока, графа Раймона Тулузского, выражаясь современным языком, "решили докопаться". Тулуза входила в пятёрку крупнейших городов Европы (третья, если не ошибаюсь), а уровень жизни был самым высоким в Европе. Граф Раймонд был богатым и просвещённым правителем и сюзереном. Не зря Альбигойские войны длились столько лет: под его знамёнами выступило много могущественных сеньоров. А им противостояли нищие и полудикие французские сеньоры, увидевшие в распрях между графом и папой хороший повод заработать. Тот же Симон де Монфор, по сравнению с Раймондом Тулузким, был нищ, как церковная мышь и все захваченные владения хотел подгрести под себя и своих вассалов. Больше всех выиграла французская корона. Регентша Франции Бланка Кастильская (великого ума женщина!) заключила с правителями Тулузы унизительный для них и крайне выгодный для себя Парижский договор. Половина земель графа Тулузкого отходила малолетнему Людовику Девятому, королю Франции. Единственная дочь и наследница графа Раймунда выдавалась за брата короля (после смерти Раймунда его земли наследовал королевский дом Франции). Граф был обязан разрушить наиболее мощные свои укрепления и признать себя вассалом короля Франции. Папский престол тоже взял своё. Фолькет Марсельский, епископ Тулузы и ярый преследователь еретиков, через папу обязал графа открыть, на собственные средства, для борьбы с ересью, Тулузский университет, и стал первым его ректором. Данте упоминает Фолькета в своей "Божественной комедии". В Лангедоке для искоренения ереси вводился церковный суд - инквизиция. Самого графа обязали пройти унизительную процедуру покаяния в соборе Парижской Богоматери. Слава Тулузского графства померкла. С этого времени Лангедок всё более и более встал превращаться в заштатную провинцию в составе французской короны.

Кончитта Кончитта 31 августа 2012

Как жаль, что нельзя подышать запахами той местности, что бы уж совсем окунуться с головой в это замечательное путешествие. Спасибо за подаренное удовольствие. Ждем продолжения!!!

Malva Malva 30 августа 2012

На здоровье! Люблю делиться ;) И спасибо, что читаете. На этот раз замучил radikal, не хватает терпения уравляться с этм ресурсом. От части фотографий, подобранных к тексту, отказываюсь, лишь бы не тратить время на борьбу :( Есть еще, о чем рассказать, так что, наверное, соберусь с духом - и еще что-нибудь выложу.

Елена 30 августа 2012

Поэтичный и познавательный репортаж, атмосферные фотографии! Как будто побывала с тобой там. Спасибо!

Bonita Bonita 30 августа 2012

Мальва,спасибо что поделилась таким хорошим настроением. Когда смотрела на крутые подъёмы улиц Монсегюра,тоже думала о том как воду-дрова наносить,не то что камни. Но когда всё достаётся таким трудом,то и относишься к куску хлеба и стакану вина по-другому,с благодарностью. И лучше видишь эти простые радости жизни. Ну,мне так кажется....