26 декабря 2007 / Милош Баночка

Видит око, да зуб неймёт

Это не еда. Это инсталляции и артефакты. Концептуальные, цинично-пижонские, апеллирующие к сюрреалисту Магритту, у которого трубка – совсем не трубка, а то, что в ней увидел художник.

Куратор выставки «Это не еда» Ольга Лопухова создала гастрономическую арт-коллекцию, в которой еда обрастает дополнительными значениями, преображается во что угодно – и остаётся едой лишь номинально. Заглянув в галерею фонда «Эра» (м. «Смоленская», Трубниковский пер., 13, стр. 1), мы попадаем не к изысканно сервированному столу, не в роскошный пиршественный зал, а в субъективный мир интеллигентских концепций и комплексов.

Например, Денис Салаутин и Дмитрий Файн в буквальном смысле погрузили своего героя в мир еды (проект «Салаты», 1998):

1.



А Леонид Тишков выстроил из пасты свой утопический «Город Солнца» (проект «Ладомир. Объекты утопий», 2005:

2.



3.



Еда – не в последнюю очередь феномен социологический. Иные продукты в нашей стране ещё лет десять назад служили универсальной шкалой достатка и благополучия. Преддефолтный плакат Андрея Лонгина «Жизнь удалась!» (1998) – это уже классика:

4.



«Качающиеся сосиски» (2005) Марины Беловой и Алексея Политова - по-раблезиански жирное обобщение действительности:

5.



Вот ещё одна картинка из современной жизни (Мария Чуйкова. Аудиоинсталляция «OBST», 2004). В каждом ящике спрятан магнитофон с записями рыночной брани, и овощи (каждый – со своим неповторимым акцентом) смачно переругиваются друг с другом:

6.



Циник-постмодернист Питер Гринуэй в эстетском шедевре «Повар, вор, его жена и её любовник» ненавязчиво соединил гастрономическую тему с каннибальским подтекстом. Русской вариацией на эту тему стала акция 1997 года «Ленин в тебе и во мне», когда художник-кондитер накормил зрителей 80-килограммовым тортом в виде Ленина в гробу. Вот ещё одна вариация от Юрия Шабельникова («Мавзолей. Ритуальная модель», 1998):

7.



Ленин вообще не даёт покоя художникам (Мария Константинова. «Ein freundlich Gesicht ist das beste Gericht (Приветливое лицо - лучшее блюдо)», 1987-88):

8.



Секрет постмодернизма: берём популярный образ и выворачиваем наизнанку (Иван Разумов, Дмитрий Файн. Из проекта «Мясо», 2006-2007):

9.



Ну, и опять вариация на советскую тему (Александра Митлянская, Валерий Орлов. Из серии «Общепит-1», 1997):

10.



Некоторые авторы обладают удивительно похоронным взглядом на мир:

11.



Другие же увековечивают утраченную невинность (Аня Желудь. «Памятник девству», 2006). Интерпретируйте, как хотите:

12.



Группа «Синие носы» (Вячеслав Мизин, Александр Шабуров) представила очаровательные вариации на Малевича (серия «Кухонный супрематизм», 2005-2006):

13.



14.



Вся наша жизнь – еда. Ведь Господь сотворил этот мир, подобно кондидеру (Ольга Чернышова. Из инсталляции «Черно-белая кулинарная книга», 1992):

15.

Фото 2, 5, 8, 11, 12 - собственные, фото 1, 3, 4, 6, 7, 9, 10, 13-15 любезно предоставлены фондом «Эра»

КОММЕНТАРИИ

Visual verification
Katy Katy 28 декабря 2007

может я неправльно дала определение, но для меня "города-утопии" , или скорее миры-утопии в литературе - "Алиса в зазеркалье" Кэррола, в изобразительном искусстве - произведения Йерки (http://yerka.org.ru/ajy.html), http://kharkov.nezabarom.com.ua/img/publications/1301202522.jpg в кино - Готланд из Бэтмена, Метрополис (http://www.world-art.ru/animation/animation.php?id=59) . p.s. Игру в бисер - не осилила))

Милош Баночка Милош Баночка 28 декабря 2007

Города-утопии - это какие? В литературе? "Государство", "Город Солнца", "Игра в бисер", "Незнайка в Солнечном городе"? :)

Katy Katy 28 декабря 2007

мне макароны в "городе Солнца" понравились. города -утопии моя слабость, ну и макароны конечно же тоже )) идеальное сочетание :-)

Милош Баночка Милош Баночка 28 декабря 2007

Про макароны никто не понимает. На музейной этикетке были сетования автора инсталляции: "показываю невинность, а все говорят о макаронах..." :)

slonionok slonionok 27 декабря 2007

Это ужасно. Особенно Ленин. Но вот про макароны и невинность я не поняла.