Гвидо и макаронная фабрика

В итальянском городе Парма макароны любят, как маму. Еще бы – здесь располагается огромная фабрика, делающая пасту для всей Италии и для половины мира. Кроме того, именно в Парме, располагается штаб-квартира компании «Барилла» - международной корпорации с человеческим лицом. Итальянский и международный рынок макаронных изделий перенасыщены. Я убедился в этом, побывав в феврале 2005 года на выставке MIA в городе Римини. Макаронный павильон там буквально ревел - многие сотни производителей, тысячи марок. Если вы бывали на восточном базаре, то сможете приблизительно представить, что я увидел. И над всем этим великолепием буквально царил стенд «Барилла». Маркетологи фирмы не стали выдумывать никаких велосипедов. Они оборудовали рабочие места для поваров, и те просто готовили пасту, соусы к ней и угощали всех желающих. Хотя «Барилла» уже и не нуждается в каких-то особых доказательствах своей состоятельности, она не устает их предоставлять. Во время поездки в Парму, организованной для российских журналистов и бизнесменов, первая наша остановка в городе была в Академии «Барилла». Это исследовательский и учебный центр компании. И учат там не только варить макароны. Но прежде, чем осматривать мастерские и аудитории, мы встретились с Гвидо Барилла. Именно он сейчас возглавляет семейную корпорацию. Я не стал уточнять, сколько у Гвидо денег, не мое это дело, но – очевидно немало. И вкладываются они образцово. Огромная доля заработка тратится на инновации и исследования. Очень много вкладывается в строительство новых производств за рубежом, и это приносит свои плоды. В частности, знакомые повара из Украины утверждают, что никакой другой приличной пасты, кроме «Барилла», им купить невозможно. Неудивительно, турецкий завод компании работает день и ночь. А благодаря заводу в США «Барилла» стала едва ли не главной американской маркой макарон. Большое внимание в корпорации уделяется рекламной и PR-политике. Кто-то может назвать это работой над имиджем. Но, на мой взгляд, даже самая интенсивная работа над имиджем не требует обязательного привлечения независимых европейских кинорежиссеров и голливудских звезд. С первыми трудно работать, потому что они плевать хотели на деньги, со вторыми работать не менее трудно как раз по обратной причине. И вот, скажите, зачем нужно приглашать несгибаемого Вима Вендерса снимать рекламный ролик? Я видел этот ролик – паста там и не поминается. Сначала через пшеничное поле с накрененной линией горизонта мчатся недвусмысленные гунны. Следующим планом появляется крестьянин, правящий камнем косу. Гунны скачут мимо. Красота, рождаемая этим куском кинопленки, такова, что любого киномана бросает в пот. Но вот как именно в умной голове Гвидо Барилла уживаются красота и повышение объемов продаж, мне непонятно. Как-то уживаются, потому что продажи растут, несмотря на перманентный всеитальянский кризис. Но искусство Гвидо Барилла больше не покупает. Это нам рассказали, пока вели по сплошь увешанному живописью и кое-где уставленному скульптурой офису. Это все дедушка покупал, сказали нам. Гвидо держит дома только несколько картин, а остальные вот здесь, в конторе. В основном – авангард разной степени непонятности. И очень много итальянского футуризма. Припомнив заявления главного футуриста Маринетти о том, что макароны пора бы уже и скинуть, так сказать, с парохода современности, я подумал, что дедушка Барилла покупал футуристическую заумь, руководствуясь духом противоречия. Сейчас же, когда все манифесты уже истлели, бунтарские картины служат ориентирами в офисном пространстве. Здесь, у отдела логистики – беленький уродец, там, рядом с маркетологами – зелененький. При всей своей позитивности – а он очень позитивный человек, это и видно, и чувствуется – есть вещь, которую Гвидо не любит, как Маяковский. Эта вещь – бюрократизм. Особенно его раздражает новая генерация бюрократов, из Евросоюза. На них, кстати, в Италии у многих имеется зуб. У Гвидо есть к ним вопросы, в частности, по поводу своего любимого детища, Академии. Дело в том, что окончившие ее специалисты не получают диплома, а для любого профессионально работающего повара такой диплом очень важен. Процедура сертификации учебных программ, пособий и других деталей учебного процесса уже начата, но когда она будет закончена, представители Академии сказать затруднились. И это ужас. Потому что аудитории, классы и кухни здесь оборудованы роскошно, а класс по выпечке – это вообще что-то запредельное. Мне не удалось побывать на живых занятиях, но то, что я видел в записи, было очень хорошо – поверьте, мне есть с чем сравнивать. И кстати, нам обещали дать знать, когда сертификация наконец завершится и смогут приехать российские повара. Теперь немного о том, как это делается. То есть, как делается паста и как она хранится. Во-первых, невероятная степень автоматизации и невероятные масштабы производства. Маринетти был бы в восторге, его мечты о царстве машин выполняются здесь вполне буквально. Редкие рабочие в белой форме перемещаются по цехам на белых велосипедах. Предмет особой гордости администрации – полностью автоматизированный склад. Им управляют двое парней, не вылезающих из-за компьютера. Нас провели внутрь, и мы оказались там единственными органическими существами. Только невероятно размеренное движение затянутых в полиэтилен огромных упаковок, отличающихся лишь полосками штрих-кода. Эта – в Японию, эта – в Германию. Никакой пересортицы. Ни одного колоритного сквернослова-грузчика. Полное спокойствие и деловитость. Только к концу осмотра мне явно не хватало белого велосипеда – очень уж большие расстояния. Вообще же основной вывод, который я сделал после посещения комплекса «Барилла» и знакомства с его сотрудниками - на каждую проблему может быть минимум два взгляда. Вот с одной стороны, крупный капитал в лице «Барилла» поглотил идеалистические метания футуристов. А с другой стороны, и паста, и печенье, и картины, и хитроумные логистические схемы – кирпичи здания, называемого «культура». И кто кого на этой стройке поглощает, с этой точки зрения еще надо разобраться.

КОММЕНТАРИИ

Visual verification

Думаю, Гвидо Барилла был бы рад до потери сознания, когда бы узнал про это. Да, и в Парме оченно уважают конину, и даже ослятину - только никому не говорят, ибо самим мало.

7обжор 7обжор 6 марта 2012

Да простит меня Гвидо Барилла, но, когда лень возиться с тестом, для приготовления лагмана использую Tagliatelle uovo, а для бешбармака беру Lasagne от "Barilla". Конина, ваджа и туздык с пастой весьма и весьма хорошо. (Надеюсь, за подобное утверждение жители Пармы и Болоньи не потребуют у правительство Италии объявить меня persona non grata))